ВГУЭСО ВГУЭСНовости и мероприятияИнтервью, статьи, комментарии → Геннадий Лазарев: ВГУЭС создаёт интеллектуальную элиту.

Геннадий Лазарев: ВГУЭС создаёт интеллектуальную элиту.

Геннадий Лазарев: ВГУЭС создаёт интеллектуальную элиту.

Геннадий Лазарев: «ВГУЭС создает новую интеллектуальную элиту»

Президент ВГУЭС – о качестве образования, искусстве управления и университетском бренде

- Геннадий Иннокентьевич, ваша новая президентская должность знаменует какие-то кардинальные перемены в системе управления университетом?

- Нет, революции не произошло. Наш курс остается неизменным: делать все, чтобы ВГУЭС сохранился и постоянно развивался как сильный, эффективный, востребованный вуз. Ушел один ректор, пришел другой, но мы по-прежнему работаем в одной команде, все вместе – от преподавателя до президента. Для меня важно, что избранный коллективом новый ректор ВГУЭС продолжает нашу общую линию - мобилизует всех и каждого на результативную работу.

Мы обеспечили кадровую преемственность в системе управления, и это, по моему глубокому убеждению, сегодня единственно верное решение, от которого выигрывают все – сотрудники, студенты, и университет, в целом.

Все знают, у нас в государстве колоссальная проблема с кадрами. Что бы там ни говорили про Советский Союз, но в СССР на руководящие должности приходили люди, имеющие за плечами серьезную  школу подготовки, начиная от пионерской, комсомольской организаций до профсоюзов и партии. Это были настоящие лидеры, которые благодаря  действующей кадровой политике получали возможность прибавить к своим личным управленческим талантам и способностям  хороший практический опыт и знания. Сейчас, какую сферу ни возьми, нет ни полноценной системы подготовки кадров,  ни системы выдвижения руководителей. Образование – не исключение. Если говорить о высшем управленческом звене, то здесь особенно остро не достает лидеров, профессионалов. Школы ректоров не существует. Между тем министерство проводит линию на назначение ректоров. Но, скажите, из кого их назначать?! Из бизнесменов? Маловероятно. Из чиновников? Скорее всего. Опыт, правда, подсказывает, что это далеко не лучший вариант.

Выборы ректора, может быть, и не самая совершенная модель, но именно она помогает вузу сохранить свои стратегические ориентиры в нынешних реалиях.

- Вы были бессменным ректором ВГУЭС 27 лет. Это больше чем полжизни вуза, которому исполнилось всего 48 лет. Не жаль было менять титульную должность?

- ВГУЭС для меня – это и вся жизнь, и дело всей жизни. Очень серьезный долгосрочный проект, в котором, наверное, уже не имеет значения ни должность, ни материальная составляющая. В качестве президента свою роль я вижу в том, чтобы формулировать четкие стратегические задачи, которые обеспечат прорывное развитие университета.

- Строите новые  амбициозные планы?

- У нас нет другого выхода! Когда в стране ставится задача в ближайшие годы вдвое сократить количество университетов, мы просто обязаны найти новые нестандартные пути для развития  университета. Мы должны действовать ответственно и прагматично, чтобы в этих условиях не только выстоять, но и стать более сильными, завоевать новые позиции.

Господин Греф озвучил мысль, что банковскую сферу ждут серьезные трудности и  число банков должно сократиться  на 10 процентов. Но что эти банковские проценты в сравнении с вузами, которые наше министерство собирается урезать сразу наполовину!  И ведь университеты – не банки ине детские сады, которые однажды уже подверглись жесткому секвестированию.  Современные вузы - это не столько кузница кадров с высшим образованием, а, в первую очередь, точки роста интеллектуальной  элиты общества. Сильная высшая школа – это будущее страны, и нет у нас другой задачи, как  беречь и развивать университетское образование. Я в этом абсолютно убежден.

Еще раз возвращаясь к истории, хочу напомнить, что во времена Советского Союза индекс человеческого потенциала в нашей стране  был один из самых высоких в мире. Сейчас в этом отношении мы провалились в тартары, и надо как можно скорее выбираться, иначе полный крах.  

Есть научно обоснованные и подтвержденные практикой расчеты,  которые показывают, что отдача обществу от специалиста с высшим образованием, профильным или не профильным, в разы больше, чем от необразованного человека. Потому что у него принципиально иной уровень интеллектуального развития.

- Почему чиновники не прислушиваются к мнению специалистов? Кому выгодно насаждать мифы о том, что у нас слишком много вузов и студентов и под этой маркой давить высшее образование?  

- Ситуация такая, что поневоле задумаешься, а не есть ли это одна из диверсий против нашей страны?!

Мы должны не сокращать, а как минимум, сохранять на том же  уровне все наши университеты, а также их финансирование. Здесь очень важно не наступить на те же грабли, что с детсадами, которые массово поуничтожали по всей стране в годы демографического спада, а потом кинулись десятками-сотнями строить. Причем, применительно к высшему образованию все гораздо сложнее. В мире колоссальный рынок высшего образования, страны борются за студента, конкурируют, демпингуют. Если мы сегодня выпадем из системы мирового высшего образования, то завтра нас уже точно никто туда не впустит. Нашим детям ничего не останется, как получать образование за границей. Боюсь, далеко не все вернутся домой, поднимать интеллектуальный потенциал страны некому будет.

- Говорят, наши вузы плохо учат. Что в вашем понимании «качество высшего образования»?

- Всепросто, как в сельском хозяйстве, где главное – это хороший урожай. Наш урожай -  это абитуриенты и выпускники. Если к нам приходят сильные, толковые абитуриенты, если мы выпускаем успешных, компетентных специалистов, значит, наш университет  востребованный и конкурентоспособный, а наше образование отличного качества, плюс соответствует требованиям рынка. Кстати, практически все выпускники ВГУЭС неплохо трудоустраиваются.

В этой связи не могу не упомянуть об одном из главных преимуществ нашего университета - практико-интегрированном обучении. Все наши студенты практически весь четвертый курс работают в ведущих компаниях и предприятиях Приморья.  На первый взгляд, что тут  особенного? Но это целое дело - создать систему практико-интегрированного обучения. Самая большая трудность была   перестроить мировоззрение преподавателей, студентов, родителей, работодателей, убедить, что именно такая форма обучения самая эффективная. И только после первой годичной стажировки, когда более 50 процентов наших студентов нашли себе работу, мы поняли, что у нас получилось!  Это результат, что называется, по гамбургскому счету.

И чем дальше, тем больше выпускников ВГУЭС занимает все более высокие позиции в работе, в карьере, в жизни. Вы посмотрите галерею наших выпускников – это настоящая элита общества! Успешный выпускник – бренд нашего университета, предмет нашей гордости.

- Геннадий Иннокентьевич, как вам удалось вывести совершенно рядовой институт на лидирующие позиции в российском образовательном пространстве? Более того, стать центром образования международного уровня в сфере бизнеса и сервиса.

- Действительно, когда-то мы были совсем примитивными, но сегодня  наш, в общем-то, небольшой университет достаточно прилично  выглядит на всех уровнях.

Для этого нужно совсем немногое: строить амбициозные планы, создавать интеллектуальные и финансовые ресурсы для выполнения этих планов, и на этой основе, в постоянном движении, в постоянном развитии, готовить успешных выпускников.

Такой простой подход к организации работы университета позволяет нам, вопреки всем штормам, которые бушуют вокруг, оставаться на плаву и шаг за шагом идти вперед.

- В 90-е, когда только начинали работать в технологическом институте, вы уже представляли его  будущее?

- Когда меня избрали, это были, кстати, первые выборы ректора, я, конечно, знал, что нужно делать. Хотя, честно скажу: как это все будет выполняться - не представлял, что, впрочем, не мешало мне ставить задачи и решать их. И только спустя первые пять или 10 лет (уже не помню), когда отчитывался перед коллективом, вдруг понял: все, что  обещал, сделано, и даже с существенным опережением.

- Что помогало - профессиональная интуиция, управленческое искусство, или, может быть, элемент везения?

- Все вместе - да, безусловно, помогало. Но есть и нечто большее. Это когда по-настоящему любишь свое дело и работаешь не по восемь часов в день, пять дней в неделю, а круглые сутки. Когда работа становится твоей жизнью и ты постоянно, независимо от времени суток и места нахождения, прокручиваешь в голове все, что нужно сделать, а потом идешь и делаешь это, несмотря ни на что. На самом деле все просто.