ВГУЭСО ВГУЭСНовости и мероприятияИнтервью, статьи, комментарии → Россия и новые вызовы региональной безопасности: фактор ШОС

Россия и новые вызовы региональной безопасности: фактор ШОС

Россия и новые вызовы региональной безопасности: фактор ШОС

Голобоков А. С., кандидат политических наук, доцент кафедры государственного и муниципального управления и права Владивостокского государственного университета экономики и сервиса

т. 89024806798, e-mail: golobokov_as@mail.ru 

 

РОССИЯ И НОВЫЕ ВЫЗОВЫ РЕГИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ: ФАКТОР ШОС

На фоне терактов, произошедших в Афганистане и Таиланде в августе этого года (незадолго до 14-й годовщины трагедии 11 сентября 2001 года), резко актуализировался вопрос обеспечения региональной безопасности. Ответственность за атаки на кабульское население и афганских военных взяло на себя движение «Талибан», заказчики азиатских взрывов пока остаются неизвестными.

Очевидно, что атаки и в той и в другой стране направлены на дестабилизацию внутриполитической обстановки и, скорее всего будут продолжаться, увеличивая поток беженцев из Азии, Африки и других регионов в Европу. При этом терроризм приобретает ярко выраженный трансграничный характер и усилиями одного государства эту проблему не решить.

Только в августе 2015 года Вооруженные силы России провели почти 80 учений, включая штабные тренировки с органами военного управления, антитеррористические и антикризисные учения. А в сентябре их сменили тренировки по тактической и огневой подготовке в рамках внезапной проверки боеготовности танковых, мотострелковых, инженерных, корабельных и других соединений.

 Учитывая специфику современных угроз, был предпринят и целый ряд совместных шагов. Яркий пример – многосторонние учения войск ПВО СНГ: России, Белоруссии, Киргизии, Армении и Таджикистана «Боевое Содружество-2015», проводимые в Астраханской области с целью отработки действий на вызовы коллективной безопасности в рамках восточно-европейского региона.

С крупнейшим азиатским соседом России – Китаем учения уже на протяжении последних 10 лет проводятся в двух основных форматах – двусторонние морские тренировки  и сухопутные учения в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

На российско-китайских морских маневрах «Морское взаимодействие» экипажи кораблей ВМФ РФ и ВМС НОАК практикуются в совместном маневрировании и проводке гражданских судов по коридору безопасности. Заметим, что смысл проведения таких учений не только политический, но и практический – и Россия и Китай принимают участие в обеспечении безопасности судоходства у берегов Африканского рога. Интенсивность маневров и их география с каждым годом растут: так, в 2015 году Россия и Китай тренировались два раза - в мае и в августе, соответственно в Средиземном и Японском морях.

Тематика совместных учений ШОС «Мирная Миссия» – борьба с террористическими и экстремистскими группировками, разъединение конфликтующих сторон и обеспечение порядка у границ условного государства. По этой линии международное взаимодействие гораздо шире: за последние годы были подписаны меморандумы о взаимодействии ШОС с ОДКБ, СНГ, АСЕАН, недавно – с СВМДА (Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии).

В то же время, ШОС не обладает собственными вооруженными силами, не является военным союзом и, как показало развитие кризисных ситуаций в Киргизии (2010) и Афганистане (2015), не имеет реальных рычагов воздействия на ситуацию в регионе. Участники организации не спешат брать на себя практическую ответственность за решение проблем региональной безопасности в многонациональном формате.

Изначально ШОС создавалась для того, чтобы противостоять экстремизму в Средней Азии после победы режима талибов в Афганистане. По причине очевидного провала военной стратегии 2011 – 2014 г. США в Афганистане эта угроза сохраняется, что и доказали недавние теракты. Наряду с этим сегодня существует и более серьезная опасность – «Исламское Государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ).

Действующая на территориях Сирии и Ирака, эта организация де-факто угрожает не только центрально-азиатским странам, но и в перспективе России и Китаю, имеющим в активе проблемы в мусульманских регионах. По некоторым данным в организации состоят до 25 тыс. иностранных граждан, в том числе – российские и китайские мусульмане. Кроме того, на Ближнем Востоке и в северной Африке активизируются движения «Исламский джихад», «Солдаты халифата», «Салафия», «Исламское движение восточного Туркестана» и т. д.

Основными мерами Региональной антитеррористической структуры (РАТС) ШОС по противодействию этим угрозам остаются оперативный обмен информацией между ведомствами, выработка превентивных мер по пресечению деятельности иностранных боевиков-террористов и противодействию вовлечения населения в экстремистскую деятельность. Однако в нынешних условиях этого явно недостаточно.

Силовой сценарий, который подразделения стран ШОС отрабатывают на совместных учениях, является самым пессимистичным, однако в определенных условиях (например, при вступлении Сирии в ШОС на правах наблюдателя) он вполне реален. Поэтому наряду с отработкой совместных действий на учениях серьезной задачей на этом направлении может стать разработка руководящего документа и плана действий стран ШОС, регламентирующих ограниченное применение специальных сил в регионе на случай чрезвычайной ситуации в отсутствие иных способов реагирования. Важнейшим при этом является взаимодействие ШОС с такими профильными организациями как контртеррористический комитет СБ ООН, ОБСЕ, ОДКБ и др.

Как показала операция России по освобождению от сомалийских пиратов танкера «Московский университет» в Аденском заливе в 2010 году, своевременное устранение угроз  в таких случаях является наиболее эффективным. Немаловажно и то, что принимая активное участие в многосторонних учениях, Россия демонстрирует свою позицию, не вступая в двусторонние альянсы и в «борьбу за лидерство» в регионе.