ВГУЭСО ВГУЭСНовости и мероприятияИнтервью, статьи, комментарии → Директор Высшей школы телевидения ВГУЭС Валерий Бакшин: «Тележурналистике Приморья не хватает самостоятельности и парней»

Директор Высшей школы телевидения ВГУЭС Валерий Бакшин: «Тележурналистике Приморья не хватает самостоятельности и парней»

Директор Высшей школы телевидения ВГУЭС Валерий Бакшин: «Тележурналистике Приморья не хватает самостоятельности и парней»

Валерий Бакшин посетил студию ИА PrimaMediaLIVE, где рассказал о грамотных студентах, перспективах высшего образования во Владивостоке и о том, чего не хватает телевизионной журналистике Приморья.

- Месяц назад газета «Известия» опубликовала топ-100 российских вузов, которые ведут подготовку бакалавров в области масс-медиа. Всего в России специалистов по направлениям «Журналистика», «Телерадиовещание», «Медиакоммуникации», «Реклама и связи с общественностью» готовят около 150 университетов. И вдруг на 45 месте оказался Владивостокский государственный университет экономики и сервиса, который чуть менее двух лет назад начал подготовку бакалавров по направлению «Телевидение», а год назад – по направлению «Реклама и связи с общественностью». Валерий Викторович, а сами вы ожидали, что спустя всего полтора года попадете в топ-100?

- Нет. Для нас это было удивительно. Мы ведь еще ни одного выпускника не выпустили, первые будут только в 2017 году. Я думаю, наши учащиеся имеют все условия для хорошей подготовки. В Высшей школе телевидения ВГУЭС работают преподаватели, перешедшие сюда из Института массовых коммуникаций ДВГУ. Я считаю, 45-я строчка – это нам хороший аванс.

- Что учитывалось при составлении этого рейтинга?

- Многие факторы. Как пишут «Известия», учитывался средний балл ЕГЭ абитуриентов, база, которая есть в университете, состояние учебной работы и, конечно, качество выпускников. Но выпускников, повторяю, у нас еще нет. Наш успех зависит, прежде всего, от тех преподавателей, которые пришли к нам на работу. Они – сильные практики. Я считаю, что журналистике нужно учить, прежде всего, на практическом опыте.

- То есть, отсутствие практиков в университетах города – это плохо?

- Это плохо, но это система высшего образования. Есть такое понятие – «остепененность». Вот у нас сейчас 75%. Это очень высокий показатель. Но я говорю своим преподавателям, что в следующем году будет ниже, потому что придут два практика. Новых кандидатов-практиков практически нет. Их единицы. А для меня важно, чтобы преподаватель учил практической журналистике, а не теории журналистики. В другом вузе повыгоняли практиков и сделали, на мой взгляд, большую ошибку. А мы, наоборот, привлекаем практиков.

Сложно. Я сегодня вот с проректором спорил по «остепененности» и говорил, что, увы, не будет 80%, а будет ниже, потому что мне нужны практики. Пока с ВГУЭС договариваться удается. Вот яркий пример: в Хабаровске в гуманитарном университете специальность «Журналистика» закрыли, потому что им нужны кандидаты наук, а не практики. Во всех стандартах можно привлекать максимум 10% практиков. А что такое 10%? Сейчас большая проблема по всем специальностям. Идет и другая проблема, о которой я год назад в журнале «Журналист» написал. Тогда я изучал учебные планы некоторых вузов, где готовят журналистов, и был в шоке. Например, журналистам в Хабаровске читали математику, в Вологде – латинский язык. В каждом стандарте, который нам дает министерство, есть базовые и вариативные дисциплины. Базовые надо выполнять обязательно. В старом стандарте у меня 42 базовых дисциплины, которые я не имею право заменить. В новом стандарте шесть базовых дисциплин: история, философия, иностранный язык, безопасность жизнедеятельности и две физкультуры. Все остальное – делай, что хочешь.

- Это хорошо или плохо?

- Это плохо. Это хорошо для сильных вузов, где хорошая база, много преподавателей. А для слабых… Вот математика в ТОГУ – это что? Я понимаю, они просто закрывают учебную нагрузку. А сейчас вообще руки будут развязаны. Политика министерства по стандартизации образования приводит к тому, что инженерам сейчас будут преподавать латинский язык, как журналистам в Вологде читают. Зачем это? Непонятно. Вот у меня два курса по специальности «Телевидение». Второй курс учится по старому стандарту, где, повторяю, 42 дисциплины. Я не могу убрать, скажем, «Операторское дело». А в новом курсе у меня - безопасность жизнедеятельности, история, философия, две физкультуры, иностранный язык. Остальное – делай, что хочешь. Вот проблема высшего образования.

- Что делать?

- Бороться.

- Что делать со слабыми вузами?

- Слабые вузы надо закрывать. Другого пути нет. В свое время меня попросили пробить журналистику в Биробиджане. Я их понимаю. Там ни одного преподавателя. А что в Хабаровске? Я знаю, как тяжело дается журналистика в ТОГУ. Университет расположен неудачно – на окраине города, и практики не хотят туда ездить. Это ведь бывший технический университет, там нет гуманитарной базы, лекции читать некому. В Советском Союзе, чтобы вы понимали, было 25 кафедр журналистики, сейчас в Российской Федерации – более 120. И что, больше специалистов стало? Нет. 

- В Высшей школе телевидения ВГУЭС хватает преподавателей?

- Отчасти да. Например, у нас есть очень важный курс – «Основа операторского дела», который читал отличный оператор. Но его основная работа – снимать материалы на телевидении. И, естественно, были проблемы с этим курсом. Как обеспечить занятия, когда у преподавателя есть практическая работа, когда он может сказать студенту: «А сейчас сделай, как я»? То есть, либо ехать в университет в свободное от работы время, либо принимать студентов, соответственно, у себя на работе. Тут мы пошли несколько другим путем, чем это было в ДВГУ. Мы сумели договориться с ректоратом и создали мастерские. На первом и втором курсах у телевизионщиков теперь пять мастерских: две телевизионных, операторская, радийная и интернет. Хотели еще режиссерскую создать – дикая проблема. Пока ищем преподавателя. Пришли ребята, которые хотят стать звукорежиссерами и телевизионными режиссерами. И нужно найти человека, который умеет работать с молодежью. Нашли прекрасную кандидатуру – сильнейшего журналиста. Создали мастерскую. А через полтора месяца он приезжает ко мне и говорит: «Валерий Викторович, не могу работать со студентами». Говорю: «Ну, возьми студента на задание, пусть видит, как ты работаешь, и повторяет». Таким путем, может, выйдем из ситуации. Но по режиссерам, повторяю, не знаю.

- Во ВГУЭС работает видеоцентр. Кроме того, планируется создать отдельную телестудию для Высшей школы телевидения. На каком этапе реализации эта идея находится сейчас?

- Когда я пришел на работу во ВГУЭС два года назад, я сразу сказал Геннадию Иннокентьевичу Лазареву о необходимости создания телестудии. На что он ответил: «У нас есть видеоцентр с хорошим оборудованием, но студента сразу нельзя за него садить». Во-первых, вдруг сломает, а во-вторых, бывали ситуации, когда нужно проводить занятие, а тут идут съемки. И год назад мы с Лазаревым договорились, что будем создавать учебный телецентр. Сейчас уже выделено помещение, идет проектирование. Там будет студенческий медиацентр и учебная телестудия. К лету все будет готово.

- Сколько сейчас у Вас студентов учится? Что это за ребята? Очень многие идут в журналистику, чтобы, как говорится, «засветиться» на экране и так далее. Среди Ваших студентов есть такие?

- Это трагедия телевизионной журналистики. Действительно, часть студентов поступает не туда, куда нужно. Они не понимают, что такое профессия журналиста. Когда мы проводим творческий конкурс, мы сразу заводим абитуриента в студию и некоторым даже жестко говорим: «Ты никогда в кадре не появишься». Либо это голос, который «не звучит», либо внешность. Кто-то понимает. Есть ребята, которые осознанно идут, например, на звукорежиссеров, на операторов и так далее. У нас есть парень, который работает и работал до обучения на телевидении города Артема. А есть и те, кто, на мой взгляд, ошиблись профессией. Все-таки раньше были требования немного другие: абитуриентам на поступление нужно было приходить с публикациями. А телевидение – вещь особая. Нужно поработать в кадре, с микрофоном, и не всегда это удается. Сейчас ученики мастерской Владимира Григорьевича Ощенко сделали фильм о Зворыкине. Они рассказали не о том, что он делал о Владивостоке, а о том, что он мог увидеть на улицах, что поесть в ресторане, в какой гостинице остановиться. Так ведь можно взять и других исторических персонажей и представить, каким был Владивосток в то время. Фильм – 18 минут. Понятно, что он сделан студентами первого курса, там можно придираться и придираться. Однако же «Россия 24» показала этот фильм. Конечно, студенты получили жесткие замечания в тех моментах, где они явно поленились поработать, но фильм-то хороший. Думаю, мы пошлем его на фестиваль. Сейчас у нас на втором курсе занимаются 23 человека, на первом – 24 телевизионщика и 13 студентов, обучающихся специальности «Реклама и связи с общественностью». Все они распределены в мастерские в среднем по пять человек.  

- С какими новшествами Вам приходится сталкиваться сейчас в сфере телевидения? А Вы сами продолжаете учиться во время просмотра телевизионных программ? 

- По российскому сложнее, а по зарубежному – да. Мы следим ведь не только за телевидением – за всеми масс-медиа. И своим ребятам говорим: «Вы должны уметь делать все». Самое интересное, они в этом году даже сделали газету, не будучи газетчиками. Дико не хотели, но им сказали: «Ребята, вы должны уметь писать тексты. В конце концов, вам скажут сделать текст для телевидения, потом – для радио, а затем – для интернета. И везде тексты должны быть разные». Есть даже дисциплина, в которой я сомневался, нужна ли она вообще – это «Фотодело». Его вел Юрий Мальцев. В конце года подхожу к ребятам, говорю: «Думаю это направление убрать». Они в один голос: «Ни в коем случае! Нам показали, как надо снимать, при этом снимать мобильным телефоном». К нам приходят школьники, спасибо ЕГЭ, которые не умеют мыслить. Мы пытаемся это сломать. Пытаемся заставить их изучать то, что они должны знать. Но, интересный момент, телевизионщики-первокурсники русский язык сдали хорошо, а рекламщики – плохо.

- Студенты себя в дальнейшем видят в приморской журналистике либо за пределами края?

- У нас есть, кстати, ребята из Якутии и Сахалина. Думаю, что они видят себя все-таки в местной журналистике. Хотя у нас уже группа студентов съездила в Прагу, мы активно привлекаем американских преподавателей. Есть очень интересные ребята, которые, возможно, перерастут приморскую журналистику. Кто знал, что Женя Попов будет вести «Специального корреспондента» на канале «Россия», когда он работал на «Приморском телевидении»?

- С какими студиями Владивостока сотрудничаете?

- Прежде всего, мы работаем с ГТРК «Владивосток». Также работаем с радио «Лемма», агентством PrimaMedia.  Вот Эрнест Мацкявичюс приезжал, студенты были в восторге от его лекций. Александр Мальцев с «Общественного телевидения Приморья» также беседовал с ребятами.

- На Ваш взгляд, чего сейчас не хватает телевизионной журналистике Владивостока?

- Самостоятельности. Буквально вчера по просьбе Фонда защиты гласности я делал анализ приморской журналистики. Самая главная проблема – экономическая. Экономика все задавила. Много лет назад я был в Лас-Вегасе и как-то вечером во время прогулки увидел: стоят две ПТС-ки, как выяснилось, двух городских компаний. Городские компании имеют ПТС-ки! У нас кто-нибудь может себе такое позволить? Экономическая проблема – это главный вопрос для всех. Когда мы решим эту проблему, тогда появится независимость и возможность говорить то, что ты считаешь говорить нужным. Вторая проблема – это профессионализм. К сожалению, системы переподготовки кадров на Дальнем Востоке практически нет. Немногие компании могут позволить себе послать своих сотрудников в Москву в Институт повышения квалификации, чтоб там немножко подучить. Все-таки мы начинаем немного отставать от того, что творится в той же Москве.

И, конечно, остается проблема кадров по гендерному принципу. Парней все меньше. У меня на втором курсе 4 парня и 19 девушек. На первом курсе, правда, чуть больше. А парни нам нужны. Есть же темы, с которыми должны работать только юноши, и ночные задания никто не отменял. Благо, сейчас камеры есть легкие, может носить и женщина. Но 19 девушек и 4 парня – это все-таки не совсем хорошо. 

- АТР на Вашу работу влияет? Все-таки мы сейчас находимся в центре событий мирового значения.

- У меня масса друзей в Японии и Китае. С Китаем у нас, думаю, будут контакты. С Японией сложнее. Все-таки экономические условия работы иностранных журналистов в России достаточно жесткие. Мы пытаемся рассказать ребятам о подходе к журналистике в той же Японии. Но как это показать? Билеты стоят слишком дорого. Их телекомпании готовы принять ребят. Но ведь еще надо знать иностранный язык. Да, некоторые студенты говорят свободно по-английски, а у некоторых с этим большие проблемы. С Китаем проще. В Харбине и Суйфэньхе создали русскую редакцию. Так что там проблем не будет. И, думаю, после третьего курса мы кого-нибудь пошлем на практику туда.

- Во время лекций как Вам удается развенчивать мифы о журналистике?

- Надо просто сделать так, чтоб осознали на собственном опыте. Вот мы газету сделали. Многим это был хороший урок. Вот девочки идут учиться журналистике и думают: вот она будет красотка, в телевизоре покажут. Это трагедия журналистики! Главное не в том, что тебя узнают на улице, а главное – что ты делаешь в кадре. Ты сначала текст напиши, поработай с оператором. У кого-то получается, а кто-то понимает, что ошибся.

- В этом году Вы будете набирать уже третий курс.

- Да, учебный план уже есть. Учебные дисциплины мы сохранили, даже «Фотодело». На третьем курсе решим проблему по «Режиссуре». Появится дисциплина «Основы актерского мастерства». По набору говорили с ректором. Я сторонник того, чтобы брать не более 20 человек. Никаких неожиданностей не жду. Меня больше тревожит направление «Реклама и связи с общественностью». Я удивился, когда из 13 человек почти все записались на рекламу. Я считаю, нам нужны грамотные специалисты по связям с общественностью. Сейчас пиарщики работают с Ольгой Фефер, а рекламщики – с агентством «ДВ Регион». На следующий год мы пока не определились, в какие компании их пошлем.

- Будет ли молодежь делать свои новостные передачи, как, например, это делают в ДВФУ, где создали FEFU.TV.

- А что, хороший канал, мне нравится. Вот в чем еще проблема? Когда наши первокурсники сделали первый номер газеты «ВГУЭС TIMES», некоторые сказали: «Ой, материалы слабые…». Я ответил: «Вот я не поленюсь, поеду специально в архив и достану учебную газету «Молодой журналист», которую ты делал в студенчестве, и покажу моим студентам, чтобы они разобрали». Так же и с каналом ДВФУ. Ну, они же – студенты. Это их подход. Они же делали не для трансляции где-то, а для себя. Я считаю, надо поддерживать таких ребят. Своих ребят мы учим трезво оценивать свои возможности. Мы учим человека понимать, готов ли он на 100% работать на федеральном канале. У нас ведь много выпускников там. Кто-то уже исчез с федеральных каналов, кто-то хорошо работает. 

- А каких приморских телевизионщиков Вы ставите в пример студентам?

- Я очень уважаю Сергея Анатольевича Землянского. Считаю, он – один из лучших журналистов. Есть еще молодые ребята. Но проблема в том, что многие перспективные журналисты уходят в другие специальности, например, в пиар, в пресс-службы, где выше зарплата. А потом журналистика – сложная профессия. Многим приходится говорить совсем не то, что они хотят сказать. Но журналист должен быть думающий. Ощенко – сильный телевизионщик. Я считаю, на эти две фамилии нужно ориентироваться.

- А молодые?

- Перспективных молодых много. Не буду называть фамилии – испорчу. Есть хорошие ребята, работающие на федеральных каналах здесь, во Владивостоке и Хабаровске.

Но нужно реально оценивать свои силы, чтобы ты пришел, и Эрнст, либо Добродеев, либо Кулистиков сказали: «Вот! Он нам нужен!» Вот такие ребята нужны. А когда говорят: «Ну, что, ну… Нормально». Вот таких много.

- Вы готовы повысить уровень обучения и сделать Высшую школу телевидения мощнее?

- А у нас выбора нет. Конечно. Я считаю большой ошибкой размещение ДВФУ на острове Русский. Для журналистики – это смерть. Ведь первыми это осознали как раз студенты, которые сказали: «А как мы будем с Русского ездить в редакции?» А студент должен ездить, с занятий убегать в редакцию. ВГУЭС находится в центре города. Можно добежать и до вас, и на Народный проспект в газету «Владивосток», и на «Общественное телевидение Приморья», и на ГТРК «Владивосток» - куда угодно в пределах получаса пешком. Поэтому мы должны сохранить нормальную школу журналистского образования на Дальнем Востоке, которая была в ДВГУ. Чем мы сейчас и занимаемся.


Подробнее:  ИА PrimaMedia